Государственная политика России в условиях расширения НАТО


В начале 2004 года в Вашингтоне состоялось важное военно-политическое событие, которое оказало существенное воздействие на характер и развитие международных отношений в мире — главы правительств Болгарии, Румынии, Словакии, Словении, Литвы, Латвии и Эстонии передали США ратификационные документы о вступлении своих стран в НАТО. В результате эти страны официально стали членами НАТО, а Североатлантический альянс достиг 26 стран и еще ближе стал к границам России (см. таблицу).

Таблица

Сравнительные данные о составе ВС НАТО

Численность личного состава ВС и количество ВВТДо второй волны расширенияНовые членыС учетом семи новых государств
Численность ВС, млн.,3,720,2023 922
в т. ч. СВ, млн. человек1,9460,1322,078
ВВС, тыс. человек82036,2856,2
ВМС, тыс. человек70013,3713,3
Танки (ББМ)22 600(65261)2 676 (7022)25 276 (72283)
Орудия ПА24 5303 34527 875
РСЗО18615322 393
Минометы14 34085015190
ПУ ПТУР43 99093144 921
Средства ПВО16 500165518155
Военные самолеты14 12439814 522
Военные вертолеты8 8501939 043
Боевые корабли,52030550
в т. ч. авианосцы1919
Подводные лодки1712173

1

Государственная политика – это сфера деятельности, связанная с отношениями между классами, нациями и другими социальными группами, ядром которой является проблема завоевания, удержания и использования государственной власти.

Современное государство — сложная система органов, имеющая монополию на насилие как средство господства и располагающая широкими законодательными и судебными правами, техническими и материальными ресурсами, огромной армией профессиональных политиков. В этом отношении ни один субъект политики не может сравниться с государством.

Содержание государственной политики многообразно: экономика; вопросы войны и мира; социальные, национальные, экологические проблемы; конституционный строй; территориальная структура государства; совершенствование законодательства и т.д. Политика — дело всего общества, а не только верховной власти. Государство как носитель суверенной власти ответственно за реализацию политического курса по всем направлениям. Успех указанных действий зависит от того, насколько реализуемая политика отвечает интересам общества, а общество солидарно с властью.

Не подвергается сомнению и тот факт, что у России — крупнейшего европейского государства были, есть и будут в Европе ключевые политические, экономические и собственно военные интересы. Цель нашей страны — обеспечить безопасность государств и народов через сотрудничество на основе принципов и норм международного права. Исходя из этого, российское государство проводит последовательный курс, направленный на снижение роли военной силы, усиление превентивной, стабилизирующей роли политических мер по предотвращению и урегулированию кризисов, а также на расширение межгосударственных связей во всех сферах деятельности, в том числе военной.

Российская Федерация выступает за обеспечение равных возможностей для всех европейских государств независимо от их участия или неучастия в военно-политических союзах. Нашей страной сделан осознанный выбор в построении новых межгосударственных отношений, основанных на принципах демократии. Российское руководство в основу этих отношений в Европе предложило положить уважение суверенитета, территориальной целостности, неприкосновенности границ, неприменение силы или угрозы силой, мирное урегулирование споров, невмешательство во внутренние дела, соблюдение прав человека.

Верховным Главнокомандующим Вооруженных Сил РФ, Президентом России В.В. Путиным на римском саммите 28 мая 2002 года была дана следующая оценка отношений между нашей страной и НАТО: «Мы помним, что у отношений России с Североатлантическим альянсом очень непростая история. Мы прошли очень долгий путь от противоборства к диалогу, от конфронтации к сотрудничеству».

В свою очередь генеральный секретарь НАТО Дж. Робертсон, выступая на саммите, отметил, что многие из современных вызовов в области безопасности могут быть отражены только совместными действиями. Есть полная решимость, подчеркнул он, выйти за пределы консультаций и перейти к конструктивной совместной работе по всем вопросам, по которым у нас имеются общие интересы.

Римский саммит на уровне глав европейских государств и правительств стал ключевым событием в формировании новых отношений между Россией и НАТО. Принятая на нем Декларация содержит такие слова: «Сегодня мы открываем новую страницу в наших отношениях с целью укрепить нашу способность работать вместе в областях, представляющих общий интерес, и совместно противостоять общим угрозам и рискам нашей безопасности».

Официальное руководство Российской Федерации считает решение о расширении НАТО ошибочным. Такой шаг может оказать негативное влияние на общую архитектуру безопасности в Европе и затрагивает интересы безопасности ряда государств, в том числе и России. Принимая на себя ответственность за это решение, блок НАТО должен взять на себя ответственность и за сохранение позитива римского саммита, на деле, а не на словах продемонстрировать, что расширение альянса не направлено против интересов других государств. Для России неприемлемо появление «серых зон» в области ограничения вооружений непосредственно у своих западных границ. Поэтому блок НАТО должен в полной мере выполнять ранее взятые обязательства о проявлении сдержанности в развертывании своих войск (сил) и соответствующей для этого инфраструктуры применительно к территориям тех стран, которые они пригласили в альянс.

Необходимо подчеркнуть, что есть вполне реальные, а не надуманные озабоченности в отношении адаптированного Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ), так как в ряде стран начало ратификации соглашения об адаптации искусственно задерживается. Что касается России, то она выполнила свои стамбульские обязательства по ДОВСЕ и привела количество обычных вооружений на флангах в соответствие с соглашением об адаптации Договора.

Одним из практических шагов повышения уровня открытости в российско-натовских отношениях стало учреждение Военной миссии связи НАТО в Москве.

На римском саммите принята Декларация глав государств и правительств Российской Федерации и государств — членов НАТО «Отношения Россия — НАТО: новое качество», учредившая Совет Россия -НАТО, который заменил собой Совместный постоянный совет (СПС) Россия — НАТО. В рамках нового Совета Россия и госудд1$тва — члены НАТО работают как равные партнеры по широкому спектру проблем евроатлантической безопасности. При этом следует еще раз подчеркнуть: наша страна исходит из того, что отношения между странами должны формироваться в соответствии с принципами и нормами международного права, Устава ООН, Хельсинкского Заключительного акта и Хартии европейской безопасности.

2

В настоящее время развитие взаимоотношений с НАТО продолжается по направлениям, где наметились перспективы равноправного взаимовыгодного сотрудничества.

Первое — борьба против терроризма. В этом направлении достигнуто взаимопонимание о необходимости совместно планировать и проводить контртеррористические информационные и психологические операции, учения и тренировки личного состава войсковых подразделений, взаимные консультации по согласованию национальных нормативных актов в области борьбы с терроризмом, наладить регулярный обмен информацией о террористических угрозах.

Второе — кризисное регулирование.

Основные усилия этого направления сосредоточены на равноправном участии России в оперативном планировании миротворческих операций, обобщении балканского опыта кризисного регулирования и определении совместных перспектив дальнейшего сотрудничества в более широком контексте, координации своих действий с ООН, ОБСЕ и другими международными организациями.

Третье — нераспространение оружия массового уничтожения и средств его доставки. Сотрудничество в этой области направлено на содействие укреплению существующих договоренностей на основе структурированного обмена мнениями, ведущего к выработке совместных оценок глобальных тенденций распространения ядерных, биологических и химических веществ, и обмена опытом в целях изучения возможностей для активизации практического сотрудничества по их физической защите.

Четвертое — контроль над вооружениями и меры по укреплению доверия.

Взаимодействие направлено в первую очередь на ратификацию всеми государствами-участниками соглашения об адаптации ДОВСЕ и вступление его в силу. Это открывает возможность присоединения к нему новых государств. Планируется продолжение консультаций как по ДОВСЕ, так и по Договору по открытому небу, а также ядерным вопросам России и НАТО.

Контроль над вооружениями вызывает особый резонанс в связи с осуществившимся расширением НАТО. Россия неоднократно на различных уровнях выражала свою позицию по данной проблеме. Хотя решение руководства НАТО о расширении его состава не соответствует существующим военно-политическим реалиям, тем не менее этот вопрос — внутреннее дело альянса. При этом не должны ущемляться законные интересы безопасности других государств. Именно в такой плоскости российской стороной ставится вопрос о взаимоувязке членства некоторых государств в НАТО с их присоединением к адаптированному ДОВСЕ.

В Минобороны России приняли к сведению заявления балтийских государств об их готовности присоединиться к адаптированному ДОВСЕ, когда он вступит в силу. В интересах развития отношений партнерства и предсказуемости в области безопасности необходимо начать предварительные консультации об условиях членства в адаптированном ДОВСЕ государств, заявивших о намерении стать участниками этого договора.

Пятое — противоракетная оборона театра военных действий (ПРО ТВД). Российская сторона предлагает сосредоточить совместные усилия на поэтапной и всесторонней проработке всего комплекса проблем — от выработки совместной оценки угроз применения ракетного оружия до разработки концепции построения самой системы. Проведена серия консультаций, на которых наши специалисты детализировали свои предложения в этой области. После подписания Римской декларации была создана Специальная рабочая группа по ПРО ТВД. На сегодня определены следующие направления сотрудничества: терминология ПРО ТВД; концепция ПРО ТВД; концепция применения сил и средств,* подготовка и проведение учений; системы ПРО ТВД и их возможности.

Шестое — поиск и спасание на море. Российско-натовское сотрудничество в этой сфере осуществляется в соответствии со специально разработанной программой.

В ходе 39-й Мюнхенской конференции по вопросам политики безопасности министром обороны Российской Федерации и генеральным секретарем НАТО был подписан документ между Российской Федерацией и НАТО по спасанию экипажей аварийных подводных лодок, который является юридической основой для дальнейшего развития сотрудничества в этой сфере.

Седьмое — сотрудничество между военными в сфере военных реформ.

Сотрудничество в данной области предполагает проведение совместных учений, показов и испытаний; изучение возможности создания интегрированного центра военной подготовки Россия — НАТО для миссий по противодействию вызовам XXI века; углубление сотрудничества в области военных реформ и их экономических аспектов, включая конверсию.

Восьмое — противодействие новым угрозам и вызовам. Сотрудничество в данной области направлено на изучение возможности противодействия новым вызовам и угрозам для безопасности в евроатлантическом регионе в рамках деятельности Комитета НАТО по вызовам современному обществу; взаимодействие в области гражданского и военного контроля за воздушным пространством; расширение научного сотрудничества. В настоящее время Минобороны РФ прорабатывает программу сотрудничества в области науки и технологий ^Организацией по исследованиям и технологиям НАТО. Члены Совета Россия -НАТО на основе накопленного опыта практического взаимодействия намерены работать также над определением дальнейших областей сотрудничества.

2 апреля 2004 года в Брюсселе прошла неформальная встреча министров иностранных дел Совета Россия — НАТО, на которой было отмечено намерение новых членов альянса — неучастников ДОВСЕ (страны Прибалтики и Словения) присоединиться к адаптированному Договору, как только это станет возможным, и не предпринимать до этого никаких действий, которые противоречили бы его положениям.

7-8 апреля 2004 года состоялся первый рабочий визит в Россию нового генерального секретаря НАТО Яапа де Хооп Схеффера, во время которого обсуждались перспективы дальнейшего развития отношений Россия — НАТО в связи с расширением альянса и были намечены пути активизации политического диалога по ключевым мировым и региональным проблемам, наращивания сотрудничества по конкретным проектам и программам.

Продолжение диалога состоялось 29 июня 2004 года в Стамбуле во время заседания Совета Россия -НАТО на уровне министров иностранных дел, на котором был принят ряд важнейших решений практического взаимодействия между Россией и альянсом на будущее. В частности, была достигнута договоренность:

— об участии кораблей Черноморского флота в проводимой в Средиземноморье контртеррористической операции НАТО «Активные усилия»;

— о практическом взаимодействии в борьбе с наркотрафиком в Афганистане;

— о разработке военных и оперативных аспектов концепции совместных миротворческий операций;

— о дальнейшем повышении уровня совместимости Вооруженных Сил России и стран — членов альянса;

— о завершении к концу 2004 года исследований в рамках проекта «Инициатива по сотрудничеству в воздушном пространстве»;

— о начале второй фазы работ по совместимости ПРО ТВД;

— о взаимодействии с НАТО на центральноазиатском и закавказском направлениях и другие шаги.

Несмотря на позитивные шаги, руководство альянса заняло жесткую позицию по вопросу вывода российских войск из Грузии и Молдавии, страны НАТО рекомендовали России выполнить обязательства, взятые на себя на стамбульском саммите ОБСЕ, и увязали с ними требования о ратификации адаптированного ДО ВСЕ. Но по заявлению российского министра иностранных дел, эти требования некорректны, поскольку- «политические договоренности не устанавливали предельных сроков для физических действий». Кроме того, на южных границах России сейчас появились новые угрозы, о которых пять лет назад вопрос не ставился: возможности одиночных пусков ракет с иранского направления и экспансия исламского терроризма. Интересы нашей национальной безопасности на кавказском направлении требуют не только присутствия здесь группировки войск, но и значительного усиления ее средствами ПВО. Первым шагом в этом направлении стало дополнительное развертывание на территории Армении частей ПВО. Эта оценка обстановки и стала причиной довольно спокойного выступления на саммите президента Грузии. Руководство стран Закавказья понимает, что в случае конфликта с Ираном на ближайшую перспективу естественным и наиболее мощным их союзником может стать только Россия.

На саммите принято решение начать подготовку к приему балканских стран и в перспективе присмотреться к странам Закавказья и некоторым государствам Средней Азии, с которыми планируется укреплять сотрудничество. По этому поводу генеральный секретарь НАТО Яап де Хооп Схеффер заявил, что «страны региона вообще заинтересованы в сближении с североатлантическими структурами. Но делать что-то за спиной России, нашего ближайшего партнера, было бы несправедливо и просто глупо*. Примерно такие же вопросы рассматривались в Брюсселе тогда, когда проводилась подготовка к приему в альянс стран Центральной Европы и Балтии. Естественно, как прежде, так и сейчас эти заявления вызывают у России озабоченность. По заявлению министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова, «НАТО по-прежнему больше полагается на внутренние инструкции по защите своих членов, нежели на реальные совместные оценки состояния безопасности в том или ином регионе».

Североатлантический союз остается военным союзом с присущими ему задачами и целями. Поэтому и оценки его саммита следует рассматривать как оценки военного союза. Можно предположить, что сценарий возможных действий НАТО в Закавказье и Средней Азии будет аналогичен сценарию развития событий в странах Балтии. Известно, что в период подготовки стран Балтии к приему на их территории началось освоение инфраструктуры. Предварительно были смонтированы и введены в эксплуатацию три РЛС, вошедшие в общую систему контроля воздушного пространства. При этом альянс получил новые возможности по наблюдению за летательными аппаратами и пусками ракет с космодромов северо-запада России. Появились сообщения о том, что США вне рамок блока планируют увеличить свою группировку на среднеазиатских базах на 12 ООО военнослужащих, выводимых с территории Южной Кореи.

Формирование военной инфраструктуры НАТО в ближнем зарубежье необходимо блоку не только для решения военных задач, но и для обеспечения защиты своего экономического присутствия в этом регионе. Дополнительной задачей, о которой в открытых «прозрачных», как считают чиновники в Брюсселе, документах ничего не говорится, является демонстрация защиты интересов потенциальных членов альянса, лидеры стран которых лично приняли участие в работе саммита пока как почетные гости, впоследствии как вероятные кандидаты и предположительно будущие члены блока.

Для России возникает необходимость гармонизации интересов НАТО в сфере обеспечения безопасности с учетом российских озабоченностей, проявившихся сначала с изменениями после расширения НАТО, а по завершении работы саммита в Стамбуле и возможным освоением дополнительных инфраструктур на территориях Грузии, Азербайджана, Казахстана, Узбекистана и Киргизии. Говоря о напрасных тревогах России, руководство альянса ссылается на международно-правовые документы: Акт Россия — НАТО 1997 года, Римскую декларацию «Россия — НАТО: новое качество 2002», решения Совета Россия — НАТО. В них говорится о создании доверия в сочетании с действующими мерами международного контроля, об обеспокоенности России о выходе блока за пределы традиционной зоны, объяснениями и ссылками на то, что угрозы безопасности странам НАТО стали носить внеевропейский характер.

Среди других направлений взаимодействия российским руководством было предложено установить более тесные отношения между НАТО и Организацией Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), разработать концепцию коллективной безопасности в зоне Персидского залива. В этой работе перспективным является проведение совместных антитеррористических и антинаркотических операций. Так, например, были проведены операции в Афганистане и Средней Азии по уничтожению посевов мака, центров переработки и хранения наркотиков, выявлению и уничтожения средств их доставки.

В заключение следует отметить: Россия и НАТО в основном одинаково оценивают угрозы и вызовы безопасности в новом столетии. Во многом основные направления трансформации НАТО перекликаются с теми областями, в которых

Российская Федерация готова сотрудничать. Однако существующие отношения не должны накапливать конфликтогенный потенциал, спорные вопросы должны решаться на основе баланса интересов, а не баланса силы. Российскому руководству необходимо более жестко отстаивать свои национальные интересы.